• Шанс на спасение

    14.05.2010Калинская Александра

     

    Помните клише советских времен – «семья - ячейка общества»?

    Как же нам постараться, чтобы построить в семье свою малую Церковь?

    Именно в семье мы проявляем свои самые лучшие и самые дурные качества. И сильнее всего семейные проблемы отражаются на поведении и душевом состоянии наших детей.

    Святитель Иоанн Златоуст писал: «Хотя бы у нас все наше было благоустроено, мы подвергаемся крайнему наказанию, если не радеем о спасении детей».

    Какова же должна быть наша родительская позиция? Что делает наших детей дерзкими, циничными, легкомысленными? Что отвращает их от семьи, Церкви и Бога? Не мы ли сами?

    izo

    Мы пытаемся воспитывать собственных детей, не отдавая себе отчета в том, каковы мы как воспитатели. Более того, мы беремся за процесс воспитания, не понимая сути этого процесса, используя такие методы и средства общения, которые причиняют больше вреда, чем пользы.

    Общаясь с семьями на приходах, в домашней жизни, наблюдая за детьми воцерковленных людей и только приходящих к вере, можно выявить два крайних подхода в воспитании детей.

    Первый из них можно охарактеризовать как требовательный и жестко авторитарный тип отношений к ребенку. Родители берутся за воспитание своих детей с ощущением преисполненности высоким и почетным долгом. Общение с детьми при этом строится по принципу «ты должен».

    Митрополит Антоний Сурожский в проповеди о воспитании детей говорил о том, что подчас наше желание властвовать, самоутвердиться перед окружающими как хорошие папы и мамы («чтоб никто не мог нас упрекнуть») болезненно проявляется в отношениях с нашими детьми. Мы не умеем и не хотим ждать, нам хочется управлять, а не терпеливо взращивать, поэтому в воспитательных действиях мы выбираем прямолинейные, грубые и жесткие ходы, продиктованные соображениями личной выгоды и нашей гордыней.

    Особенно печальным в этой связи является опыт воцерковления детей.

    Указание на то, что сына или дочь надо причащать и водить на исповедь, многие верующие родители воспринимают механически. Они принуждают ребенка молиться, подолгу стоять на церковных службах, берут с собой в длительные паломнические поездки, перегружая таким образом детскую душу непосильными переживаниями. И почти не слышат священников или подходят к их наставлениям упрощенно, понимая слово «молись» как совет читать утреннее и вечернее правила, акафисты и каноны, пока ситуация чудесным образом не изменится.

    При этом родители забывают о том, что веру можно привить при одном единственном условии: если мать и отец научатся любить свое дитя, любить хоть в малую толику так, как любит нас Господь, не подавляя Богоданной свободы, той жертвенной любовью, которая одна способна увидеть состояние души ребенка, возможно охваченной чувством усталости, одиночества, разочарования или уныния.

    Другой крайностью в подходе к воспитанию детей является так называемое нетребовательное воспитание, когда родители, пытаясь сохранить для себя некую зону психологического комфорта («лишь бы не напрягаться, лишь бы поменьше проблем»), воспринимают воспитание ребенка как обузу, не желая брать на себя ответственность за свое дитя ни перед Богом, ни перед обществом.

    Такую «снисходительную» родительскую позицию можно выразить словами: «Ну что с него возьмешь?». При этом ребенок чувствует, что на него махнули рукой и оставили наедине со своими проблемами.

    Другой разновидностью нетребовательного воспитания является так называемый «детоцентризм» или такая ситуация в семье, когда ребенок со своего привычного места – младшего в семье – перемещается родительской безответственностью в «центр вселенной», становится «пупом земли».

    В этом случае ребенку часто делаются всевозможные подарки. Мама и папа, занятые своими делами, понимают, что подношения и подарки забавляют и радуют ребенка, рождая в душе естественное чувство благодарности к родителям. Но, вырастая, дети начинают понимать, что родители таким образом «откупались» от них. И такое родительское стремление исполнить все заветные желания наверняка сформирует у ребенка потребительское сознание и подготовит появление трудностей в дальнейшей самостоятельной жизни.

    В оправдание такого поведения родители обычно говорят: «Ну какой с них спрос?», и в ход идут аргументы от плохой экологии, телевизионной агрессии и недостатков школьного воспитания вплоть до «смирения» перед собственным чадом, которое нужно терпеть как «наказание Божье».

     

    Все перечисленное выше заставляет задуматься над вопросом: где же находится та золотая середина, которая позволяет выработать правильное отношение родителей к своему ребенку?

    Ответ на этот вопрос можно найти только в Священном Писании, в духовной литературе по вопросам воспитания. Мы открываем Евангелие и начинаем понимать, что все дело в том, что мы не умеем стяжать Дух Святой, дух любви, кротости, милосердия и терпения по отношению к своему ребенку. Наша гордость и самость загоняют душу ребенка в прокрустово ложе нашего собственного мировоззрения. Мы как родители часто стоим на том, что любим нашего ребенка так, как умеем, и не хотим понять, полезна ли ему такая любовь. Мы забываем о том, что любой ребенок – дар Божий, и потому относиться к нему мы должны не так, как нам хочется, а так как Господь задумал. По выражению И.А. Ильина, «нужно поставить свое дитя перед лицом Божьим и посмотреть на него глазами Бога». Обратите внимание: не глазами родителя-эгоиста, который применяет по отношению к ребенку тот тип воспитания, который ему удобен, а глазами Божьими! Такими глазами смотрит на нас священник на исповеди: он пытается убрать в сторону всю шелуху нашей семейной жизни, наших перепутанных отношений друг с другом, старается вглядеться и понять, что представляет собой наша душа, какими она располагает талантами и возможностями. К сожалению, нам очень тяжело этого достичь: нужно действие благодати Божией, чтобы наше духовное зрение открылось.

    Христианский подход к воспитанию требует от родителей совершенно новой – дружелюбной, любовной – позиции по отношению к ребенку. Место властного и принижающего воспитания, с акцентом на недостатках и слабостях ребенка, должно занять воспитание «милующее». По словам Н.Е Пестова, любящая мать обязана миловать своего ребенка, т.е. жалеть, проявлять необходимое сочувствие и сострадание, в нужный момент подставлять ему свое плечо, не доводя сына или дочь до надрыва, истерики и отчаяния.

    Вместо «снисходительности» и «нетребовательности», которые не помогают ребенку реально преодолевать трудности, родители-христиане должны выбрать принцип поддержки и доверия.

    Если мы говорим: «Ты должен сам уметь это делать. Постирай и повесь, убери игрушки, сделай уроки и т.д.», то ребенку совсем не хочется этого делать. Он ждет от нас помощи, участия и говорит нам в ответ: «Пойдем вместе!». Но мы в этот момент раздражаемся и настаиваем на его самостоятельности. А между тем умная и любящая мать знает, что стоит начать какое-то дело вместе, и оно легко приобретает характер игры или увлекательного общения. На фоне такого душевного подъема любое дело спорится. Потом, когда ребенок уже включился в работу, его можно оставить наедине со своими носками, уроками или другими делами и лишь проконтролировать результат.

    Ребенок нуждается в нашей помощи и защите, но не всегда эта помощь носит материальный характер, и не обязательно его задаривать подарками и игрушками, чтобы он почувствовал себя защищенным. Важнее дарить ему дружеское расположение и чуткое родительское понимание, а порой быть обоснованно строгими, доказывая тем самым, что ребенок нам не безразличен.

    Вместо «кумиротворческого», родители должны уметь осуществлять «воодушевляющее» воспитание. Таланты и способности наилучшим образом раскрываются, когда ребенок чувствует моральную поддержку со стороны родителей, которые, принимая деятельное участие в его жизни, при этом не навязывают своих принципов и планов.

    Это особенно существенно при воспитании мальчиков в неполных семьях. Когда ребенок вырастает и становится подростком, перед матерью остро встает задача обучения его мужскому ремеслу. Если она сама не может научить его пользоваться ножом, молотком отверткой, пилой и рубанком, она должна найти такого мужчину, который сумеет обучить подростка полезным навыкам, по-отечески наставляя его. Очень хорошо, если мама сможет вдохновить и поддержать стремление сына к мужскому делу и будет готова потерпеть беспорядок в доме: стружки, опилки, гайки, шурупы и т.д.

    Другой сложной ситуацией в семье является та, когда воспитывать в вере детей начинает лишь один из ее членов (жена, бабушка). Вот как описывает эту ситуацию и ее решение православный педагог и психолог А. Б. Рогозянский:

     

    «Часто в семье приходит к вере только один из супругов, а вторая его половина не идет к Богу. Кажется уже, что единственный путь – это в тайне своего сердца быть «один на один» с Богом, утешаться своей верой, беречь ее и лелеять в себе, иметь ее как свою личную, индивидуальную ценность, на которую, как бы ни старались, не могли посягнуть извне. Но где же тогда любовь? И что делать с детьми, которые при такой обстановке в семье тоже неминуемо замыкаются? Совсем не факт, что при этом они переймут такую же сугубо индивидуальную потребность в Боге и Церкви. Скорее всего, наоборот, обратятся к мирской суете и соблазнам. Общая жизнь с ребенком и, соответственно, общая вера в этом отношении гораздо надежнее и прочнее: родитель получает возможность и право своим взглядом, своим словом, своим примером и наставлением поддержать юную душу в тяжелые моменты. И ребенок, подросток, юноша отзываются, поскольку привыкли к общности, нуждаются в ней как в необходимой опоре жизни.

    Один пастырь, когда его спрашивали о запущенных семейных отношениях, давал очень мудрый совет: «Перемените желания на жаление ». … Это позволяет любить, даже когда нет взаимного чувства в ответ, - «жалеть» человека, быть может, именно за то, что у него недостает вообще способности любить-жалеть своего ближнего.

    И – поразительно – семья при этом выживает. Потому что дети, хотя и не питаются единым соборным духом, исходящим из взаимопонимания матери и отца, все таки видят основу, которая позволяет им быть вместе, а не поодиночке… и в своей будущей взрослой жизни ребенок будет искать общности, соборности и на этом пути он быстрее и проще встретит Бога».

    Все сказанное выше еще раз напоминает нам о том, что воспитание ребенка – дело очень непростое. Оно требует от родителей подвига христианской любви. Настоящее воспитание может осуществляться только там, где выработан правильный взгляд на ребенка. Церковь учит, что, с одной стороны, дети – это дар Божий, а с другой – шанс на спасение. В состоянии ребенка как в зеркале отражается наша личность. Вместо того, чтобы впадать в панику, обижаться и гневаться на своих детей, мы должны научиться их понимать, миловать, оберегать и вдохновлять, исправляя свою душу покаянием и молитвой. Ребенок выявляет в своем поведении наши родительские проблемы, он ставит перед нами духовные задачи, заставляя нас трудиться над собой. Мы никогда не решим проблему отцов и детей, если будем тешить собственный эгоизм, занимаясь самолюбованием и самооправданием, если будем стремиться упростить и облегчить свой жизненный крест.

    Любовь (и воспитание как ее проявление) всегда жертвенна. Взять на себя ответственность за положение дел в семье или стране – черта по-настоящему взрослого человека, готового к сознательной жертве, ибо такая ответственность часто осложняет внешнее течение жизни человека.

    И если в воспитании детей мы руководствуемся мотивом служения Богу и ближнему, смиренно воспринимаем жизненные задачи, поставленные перед нами нашим ребенком, то в ходе жизни мы непрестанно учимся любить свое дитя. Только тогда мы духовно растем, развиваемся, постепенно преодолевая с помощью Божией собственные грехи, и приобретаем добродетели смирения, кротости, терпения, миротворчества и милосердия.

     

     

     

     

     

    Количество комментариев: -1

    Последняя запись - 23.09.2017 00:23:05, автор -

    Добавить комментарий